Главная » Свежие статьи » Лунная дорожка (продолжение)

30.05.2020

Лунная дорожка (продолжение)

Лунная дорожка (продолжение)

Продолжение невероятной истории, случившейся в жизни двух подруг. Иногда все идет не так, как планируешь…

Продолжение. Начало >>>
2.

— Света, где у тебя ножницы лежат? — спросила Марина у подруги, — пакет со сметаной надо открыть.
— Посмотри на полочке возле микроволновки, — не отрываясь от нарезки помидоров для салата, ответила Светлана.
— На полочке, на полочке, — пропела Марина, — вижу салфетки, лупу, ножниц не вижу. А вот они! Свет, а зачем тебе лупа?
— Ты знаешь, иногда не могу прочитать, что написано на упаковках мелким шрифтом. А сейчас, как специально, все мелко печатают.
— Так очки купи, — посоветовала Марина.
— Да надо. Но что-то никак не доберусь, — махнула рукой Светлана.
— А я еще пока читаю мелкий шрифт, но иногда тоже плоховато вижу. Наверное, меня близорукость спасла от ранней дальнозоркости, — рассмеялась Марина.

— Мариночка, в комнате на комоде скатерть лежит. Застели, пожалуйста, cтол, а я тарелки принесу.
— Угу, — ответила Марина, с аппетитом уплетая огурец.

Марина взяла скатерть, повернулась к столу и увидела на стене картину. Прижала скатерть к груди, подошла к картине и застыла. Это была последняя работа Петра Евгеньевича. Она не видела её почти три года, но картина опять поразила также, как в первый раз. Марина с упоением смотрела на корабль, рассекающий волны, брызги которых блестели на бортах судна, стёклах иллюминаторов. Казалось, корабль не плыл, а парил по волнам. На заднем плане, на значительном расстоянии от корабля, среди волн виднелась шлюпка. От картины исходило необъяснимое спокойствие и притяжение, возникало желание попасть на корабль, пройтись по палубе, зайти в каюту, посмотреть в иллюминатор на море.

Марина позавидовала пассажирам корабля, несущего их по волнам, в неведомые края, придвинулась ещё ближе к картине, пытаясь заглянуть в один из иллюминаторов и вдруг присмотревшись, увидела в двух из них лица.
«Ну, Петр Евгеньевич! Вот мастер! Я растяпа такая, в первый раз не заметила их. Петру Евгеньевичу было бы приятно», —
подумала Марина, потом крикнула:
— Светик, а картина здесь висела, когда ты сюда приехала?
— Какая? С кораблём?
— Ну да!

Света вышла из кухни, прислонилась к дверному косяку, наклонила голову к плечу, посмотрела на картину:
— Нравится? Мне тоже. Здесь она висела. Я не перевешивала. Люблю сидеть на диванчике и любоваться на неё. Ты знаешь, просто уношусь в мечтах куда-то в неведомые края, и так легко на душе становится.

— Понимаю тебя, вздохнула Марина.
— Диванчик тоже очень удобный, хоть и деревянный. Тоже здесь стоял. Думаю, хозяева специально его сюда поставили.
— Диванчик — дело рук Петра Евгеньевича. Вот мастер был! Специально сделал такой небольшой, как он говорил «на двоих» для себя и супруги. Любили они сидеть на нём! Странно, что дочь его не забрала.
— Чувствуется, хороший человек делал, — подтвердила Света, — подружка, заболтались мы с тобой. Сейчас кавалеры приедут, а у нас ещё стол не накрыт!
— Да что там — пара минут и все будет готово, — успокоила её Марина, ощущая в груди какую-то непонятную тревогу: картина висела в другой комнате, когда она впервые увидела её.

Мужчины явились точно в пять. Подруги неприятно удивились, увидев в принесенных пакетах несколько бутылок спиртного.
— Вчера они почти не пили, — озадаченно прошептала Света.
— Тоже об этом подумала, — нахмурившись, ответила Марина.

Компания уселась за стол. Света с Мариной сели рядом, Максим с Владиславом устроились напротив.
Максим разлил по бокалам вино, провозгласил первый тост:
— За встречу, дорогие дамы!

Звон бокалов возвестил о начале вечеринки. По мере опустошения бутылок, напряжение спадало. Все развеселились, анекдоты сыпались один за другим. Подруги потеряли бдительность и упустили момент, когда мужчины из галантных кавалеров превратились во что-то омерзительное. Светлана первая толкнула в бок Марину, показывая глазами на гостей. Владислав с Максимом как-то уж очень близко сели друг к другу. Головы и плечи просто срослись. Они абсолютно забыли о хозяйках вечеринки: поглаживали нежно руки друг другу, что-то нежно шептали.

— Вот влипли, — пробормотала Марина, — как избавиться от этих голубков? Какого рожна они приперлись к нам?
— Мерзость какая, — гадливо сморщившись, Светлана предложила:
— Давай прогоним их.
— Давай. Только они пьяные, неадекватные совсем,- с сомнением в голосе произнесла Марина, — неизвестно как поведут себя.
Света решительно встала из-за стола, подошла к дверному проёму, ведущему в прихожую, театрально вскинула руку указующим знаком «на выход» и строго произнесла:
— Пожалуйте на выход, дорогие гости.
Её слова восприняла только Марина, испуганно зажавшая рот руками. Гости продолжали нежную беседу, не отвлекаясь на суетящихся дам.
Светлана подошла к парочке, со злостью дёрнула их за плечи, заставила таким способом оглянуться и обратить на себя внимание.
Осоловевшими глазами недовольные гости осмотрели Светлану, потом вперили взгляды друг в друга.
— Что хочет эта курица? — осведомился Влад у Максима, указывая рукой на Светлану.
— Курица? Курица хочет зёрнышек поклевать, — пьяно хихикнул Максим, — сейчас мы это устроим.
— А ну пошли вон! — заорала разъяренная Светлана.
Марина вскочила из-за стола и встала рядом с подругой.

— Эт-то кто здесь командует? — грозно крикнул Максим. — Бабам слова не давали!
— Супер! — захлопал в ладоши Влад. — Поставь на место бабское племя. Надоели хуже редьки, хохлатки.
Нахалы явно не собирались вставать из-за стола, и тем более уходить. Гости посмотрели друг на друга, явно остались довольны увиденным, и продолжили застолье. Театрально чокнулись рюмками, дружно опрокинули содержимое в рты, принялись тыкать вилками в тарелки.

Подруги переглянулись и, не сговариваясь, потянули гостей из-за стола.
— Достали куры! — заорал Максим. — Не хотите по-хорошему, будет по-плохому!
Максим вскочил со стула и крепко схватил подруг за руки.
— Влад, держи их! Сейчас мы научим нас уважать! — заорал он.

Владислав, пьяно щурясь, пошатываясь, поднялся со стула и подошел к троице.
— Пусти меня,- закричала Светлана, пытаясь вырвать руку из цепких пальцев Максима.
— Ну, нет, злодейка, попалась, так терпи, — почти ласково ответил Максим и скомандовал Владиславу:
— Держи вторую.

Владислав уцепился за руку Марины, спросил:
— Что будем делать с ними?
— Что-что? Что всегда, — зло ответил Максим, — вечная история. Глупые бабы. Надоели со своими истериками. Нет, чтобы спокойно всё воспринимать.

Максим осмотрел комнату и потащил Свету к деревянному диванчику.
— Давай вторую сюда, — скомандовал он Владиславу.

Читайте также:  Power fit: силовой фитнес для женщин

Женщин швырнули на диванчик. Подруги, задрожали от ужаса, увидев в руках Максима наручники.
— Доставай свои, болван, не стой как истукан, — прикрикнул он на Влада.
— Что вы делаете? — заверещала Светлана, — на помощь! — что есть силы, закричала она.

Увесистая оплеуха заставила женщину замолчать. Зато теперь завизжала Марина, с ужасом глядевшая на кровь, сочившуюся из носа подруги. Марина получила такую же оплеуху и умолкла. Гости пристегнули женщин наручниками к ручкам диванчика. Свободными руками подруги уцепились друг за друга и со страхом смотрели на негодяев. Светлана не видела, но чувствовала, как синяк расплывается под левым глазом.

Максим засунул руки в карманы брюк, несколько секунд внимательно смотрел на пленниц, потом резко выдернул руку из кармана, прищурившись, прицелился пальцем в женщин и с придурью в голосе произнес:
— Пиф-паф! Присмотри тут за ними, — приказал уже серьёзно Владу, а сам вышел из комнаты.
Послышалось хлопанье створок кухонных шкафчиков, грохот падающих табуреток, ругательства всех мастей.
— Что он там ищет? — прошептала Марина.
— Не знаю, — чуть слышно ответила Света.

Когда Максим появился перед ними с кучей полотенец, стало понятно, что он искал. Повинуясь инстинкту самосохранения, женщины закричали, но тут же лишились этой возможности: кляпы из небольших полотенец не очень красиво смотрелись в их ртах. Затем Максим выбрал полотенце покрепче и связал им свободные руки несчастных. Посмотрел на свою работу, удовлетворённо хохотнул, выбрал ещё одно полотенце, связал им ноги женщин опять же странным образом: правая нога Марины была крепко привязана к левой ноге Светланы. Теперь подруги стали одним целым.

— Бери бутылку и закуску и неси в кухню, — приказал Максим Владу.
— Пойдём, развлечёмся. Меня страшно заводит, когда такие дуры в соседней комнате находятся. Пусть перед смертью посидят спокойно. Не долго уж вам осталось. Потерпите немного, — с поддельной нежностью в голосе произнес Влад.
Женщины с ужасом посмотрели друг на друга. Выпученные глаза наполнились слезами.

Негодяи отправились в кухню, закуску и спиртное со стола захватили с собой. Вскоре оттуда послышалась музыка.
«Включили телевизор, гады!» — догадалась Марина, дернула за руку подругу.
Света обернулась к ней. Глаз заплыл, из носа сочилась кровь. Слезы потекли из глаз Марины. Вытирать их было нечем, да и незачем — кляп впитывал солёную жидкость в себя.

Между тем веселье в кухне набирало обороты. Пьяные разговоры прерывались любовными лобызаниями. Иногда доносилось какое-то ритмичное топтание, возвещавшее о танцах сладкой парочки.

Вечер перетёк в ночь. Сплошной темноте в комнате мешал лунный свет, льющийся из окна. Лунная дорожка тянулась из окна до противоположной стены. Марина устало откинулась на спинку диванчика, прикрыла глаза, но звон бокалов и тарелок плавно перетекший в гадкие вздохи и охи, заставил её содрогнуться и открыть глаза. Первое, что она увидела — странный свет, исходивший от картины.

«Наверное, из-за луны», — подумала она и внимательно всмотрелась в картину.
«Мистика!» — хотелось крикнуть ей, но мешал кляп.
Тогда она с силой дёрнула свою руку, Света встрепенулась, глянула на неё. Марина глазами показала ей на картину.
Света что-то промычала. Марина опять дернула подругу, на этот раз для того, чтобы та замолчала.

Картина светилась всё ярче, а потом сноп света вырвался из рамы и устремился к лунной дорожке. Раздался треск как от электрического заряда.
Подруги заворожено смотрели на непонятное явление и вдруг почувствовали, как какая-то сила отрывает их от дивана. Казалось, ещё немного и их пристегнутые руки останутся навсегда одиноко висеть в наручниках на деревянных ручках диванчика. Лишённые возможности кричать, пленницы издавали какое-то мычание. Из кухни выскочили абсолютно голые мучители.

— Вы куда это собрались, хохлатки? — закричал Влад.
Парочка подскочила к диванчику и затолкала подруг на место ареста.
Сами же любовники оказались в эпицентре разряда. Женщины со страхом смотрели на их голые тела, беспомощно размахивающие руками, и постепенно растворяющиеся в странном свете. Через несколько минут, их почти невесомые оболочки неведомая сила втянула в картину.

Волосы на головах женщин в прямом смысле встали дыбом. Минуты две они сидели не шевелясь. Однако больше ничего не происходило. В комнате стало темно. Видимо луна спряталась за тучей. Марина потянула руку Светы что есть силы к себе. Света вопросительно смотрела на нее, потом поняла и наклонилась поближе к подруге. Изловчившись, Марина вытянула кляп изо рта и облегченно стала хватать ртом воздух. Потом от кляпа освободилась Света.

— Что будем дальше делать? Как звать на помощь? — спросила Марина.
— Сиди спокойно, — откинувшись на спинку, Света расслабленно закрыла глаза и продолжила:
— У меня с родителями договор: если до двенадцати ночи они не смогут выйти на связь со мной, через час будут здесь.
— Ничего себе! — удивилась Марина прозорливости родителей подруги.
— Они волновались и не зря, когда я купила этот дом на отшибе посёлка.
— Здорово! — только и могла произнести Марина.

Вскоре они услышали звонок мобильника.
— Ну вот, звонят, — радостно сообщила Света.
Мобильник звонил с перерывами в несколько минут раз десять.
— Да приезжайте уже скорей, — кипятилась Марина.

Вдруг внезапная мысль заставила её замолчать.
— Чего молчишь? — дёрнула рукой Света.
— Ты знаешь, я, кажется, знаю, где хозяева твоего дома.
— Где?
— Там же где и эти придурки — в картине.
— С чего ты взяла? — удивилась Светлана.
— Понимаешь, Елизавета Савельевна очень долго пыталась создать какой-то особый состав краски, а Петр Евгеньевич постоянно перевешивал картину с места на место и все объяснял, что для картины важен свет. Ты сказала, что после переезда сюда не перевешивала картину, и диванчик этот тут стоял.
— Ну да, — подтвердила Светлана.
Марина кивнула головой и продолжила:
— Сегодня перед приходом этих гнусных типов я подошла к картине и увидела в иллюминаторах корабля два лица. Я теперь уверена — раньше их там не было. Когда приедут твои родители и освободят нас, первое, что я сделаю: возьму лупу и рассмотрю внимательно картину. И еще — прошу тебя, не говори, пожалуйста, родителям, куда делись эти сволочи. Понимаешь, никто нам не поверит, а в психушку загремим.
— А что же мы скажем: сами себя приковали наручниками? — хихикнула Светлана.
— Да нет. Скажем, что негодяи нажрались и исчезли в ночи в неизвестном направлении, — решительно сказала Марина.
Источник